occuserpens den

Читаем новости как классику, а не классику как новости

Previous Entry Share Next Entry
UPD: Производители красивых игрушек
cat pilot
occuserpens
Только что вышло на Terra America. См.также интересные замечания Б.Межуева по этой теме.

На портале Terra America вышли интересные интервью с известным американским автором Майклом Линдом и британским социологом Майклом Манном. Оба эти текста заслуживают внимательного обсуждения.

1.
Майкл Линд полагает, что высокая рыночная стоимость врачей и юристов объясняется нерыночными факторами, лоббистскими усилиями профессиональных ассоциаций и спекулятивной раскруткой интеллектуального труда в прессе.

Линд вообще не принимает понятие "постиндустриального общества". Он полагает, что мы живем в условиях индустриальной экономики, в которой тепeрь занято меньше людей. Экономики США и Великобритании стали крайне ориентированы на финансы, а их успех оказался основан на раздувании финансовых пузырей. В Германии, например – а эта страна более ориентированная на производство, чем США и Великобритания – не было такого резкого расширения финансового сектора, а банковский сектор ее экономики не был раздут этими рискованными махинациями. Не следует упускать из виду то, что рост финансовых пузырей способствовал резкому увеличению занятости в финансовой сфере, а сейчас этот сектор уменьшается и возможно уже никогда не вернет себе прежние позиции, если не возникнет новый пузырь. Многие банки уже провели большие сокращения, что означает и несомненное сокращение персонала в ориентированной на финансовый сектор сфере обслуживания.

По мнению Майкла Манна, то, что обычно называют креативным классом, является очень разнородной группой людей. Появление этой группы вызвано смещением "центра тяжести" из производящей промышленности в сектор услуг, но среди этих людей нет никакой солидарности, нет ощущения классовой принадлежности. В США социальные работники, учителя, чиновники могут придерживаться крайне либеральных взглядов. Эти люди, которых можно назвал "травоядными", почти всегда являются демократами, в то время как банкиры и финансисты – их можно нзвать "плотоядными" – почти всегда являются республиканцами.

Кроме того, новый "креативный" сектор не создает достаточного количества рабочих мест. Проблема в том, что эти сектора используют очень мало рабочей силы. Да, человек задействован, но ему во всем помогают машины. Это привело к появлению структурной безработицы и формированию двуклассового общества. Есть оценка, что пропорции между этими двумя классами примерно 2 к 1, но Манн полагает, что на самом деле речь идет о восьмидесяти и двадцати процентах. Восемьдесят процентов получили образование, у них есть работа, все идет хорошо, в то время как у двадцати процентов нет необходимых знаний, они не могут вскочить на подножку поезда и превращаются в низшие слои общества.

Сразу нужно сказать, что понятие креативного класса, как и близкое к нему понятие интеллигенции, в политическом английском, языке англоязычных политических дискуссий попросту отсутствует. Т.е. Манн не столько высказывает свое мнение, сколько рассказывает читателям об общеизвестных реалиях англоязычного мира. Между прочим, республиканцы жестко критикуют демократов ровно за то, что они вообще говорят о среднем классе.

Для республиканцев никаких классов в Америке нет вообще, а любое упоминание о них равносильно коммунистическому призыву к классовой борьбе. Это, конечно, чистая риторика, но о том, что в политическом английском понятие класса несет определенную нагрузку, забывать не следует.

Столь же общеизвестен и общепризнан факт роста безработицы на Западе, начиная с США, в первом десятилетии 21в. А вот с остальными положениями Линда и Манна, начиная с деиндустриализации и ее последствий, ситуация не столь простая и определенная, с ними нам предстоит разобраться более детально.

О проблемах западной экономики, финансового сектора и безработицы много пишет видный американский экономист нобелевский лауреат Пол Кругман. Насколько я понимаю его подход, говорить о каком-то специфическом креативном классе в принципе бессмысленно, поскольку с экономической точки зрения, все определяется уровнем доходов.

В последнее время об экономической ситуации в США часто говорят в терминах 1% и 99%, т.е. распределения доходов между богатыми и сверхбогатыми 1% населения - и остальными 99%. С этой точки зрения оказывается, что наблюдаемый в последнее время экономический рост в основном идет в пользу элитного 1%.

Так, в 1 квартале 2012г экономический рост составил 3%, но все 100% прироста личных доходов пошли в пользу верхнего 1%. При этом 1/3 пришлась всего на 15600 богатейших семей. В 2010г на верхний 1% пришлось 97% прироста личных доходов, т.е. американское общество приобретает ярко выраженный олигархический характер.

Теперь становится ясно, почему Пол Кругман говорит о структурной теории американской безработицы с откровенной иронией. Для "структуралистов" безработица - это некое явление природы, вытекающее из объективного изменения структуры экономики, именно так говорит о ней Майкл Манн.

Но, пользуясь языком 1%-99%, мы видим, что элитному 1% просто безразлично, что происходит с 99% населения, начиная с безработицы, которая их естственным образом не касается. Республиканские апологеты дерегуляции экономики и снижения налогов обосновывают свою политику необходимостью стимуляции роста и создания новых рабочих мест, но, как мы видим, на деле как рост ВНП, так и падение безработицы оказываются незначительными. Т.е. дело не в неподдающейся корректировке структуре экономики, а в простом отсутствии политической воли быстро увеличить спрос на рабочую силу.

2.
Посмотрим теперь, как соотносится риторика о креативной элите с технико-экономической действительностью на примере фирмы Эппл. Эта фирма традиционно известна своим дизайном. Но при этом бизнесная роль ее продуктов оставалась достаточно ограниченной, да и по распространению эппловские компьютеры всегда существенно отставали от работающих под Виндоуз. Ситуация изменилась лишь в самое последнее время, когда Эппл стала одним из лидеров т.н. мобильной революции. С этого момента ее рыночная капитализация быстро пошла вверх - если в начале 2009г она была менее $100 млрд, то к началу 2012г превысила $500 млрд.

Успехи Эппла на фондовом рынке естественным образом сопровождались взрывом ее медийной популярности. К концу 2011 года усилиями СМИ был создан самый настоящий культ Стива Джобса и его креативной мобильной революции.

Трудно поверить, но в связи сo смертью Джобса в октябре 2011г. проэппловские политтехнологи без тени иронии договорились до некоей эппловской религии! Никаких рациональных ограничений для невежественной пропагандистской фантазии не нашлось, американские интеллектуалы и научно-техническая общественность как воды в рот набрали.

Впрочем, прошло не так много времени, джобсистская истерия спала и об успехах Эппла стали говорить более рационально. Для начала выяснилось, что внедрение эппловских технологий создает непропрционально мало рабочих мест. Оставим абстрактную риторику о социальной справедливости в стороне, попробуем конкретно разобраться, как это происходит.

Типичный пример новости об эппловских планшетах - история об их использовании в госпиталях для просмотра рентгеновских, САТ, MRI снимков. Но до сих пор мне не приходилось видеть каких-либо обоснований серьзных преимуществ планшетов по сравнению с обыкновенными лаптопами и настольными компьютерами.

Да, конечно, планшет легче и удобнее, но экран у него маленький, процессор слабый, памяти мало, а стоит он примерно столько же, сколько дешевый ПК. Зато лаптоп или десктоп при необходимости можно перевозить на тележке, как это сейчас делается, например с приборами УЗИ. Если же показывать снимок лежачему пациенту не так важно, врач вполне может работать на стационарном компьютере с большим удобным экраном - или сразу с двумя. Во всяком случае, ничего похожего на планшетную революцию здесь не видно и специалисты-медики по новой планшетной медицине явно не нужны.

Внедрение планшетов наверняка усложняет архитектуру госпитальных информационных систем. Но есть все основания полагать, что это приведет только к увеличению нагрузки на уже имеющихся специалистов по ИТ без существенного привлечения новых. Что, собственно, мы и видим в реальной жизни.

Впрочем, использование готовых планшетов, смартфонов и связанных с ними сервисов - только одна сторона вопроса. Может быть, настоящая технологическая революция происходит на этапе их разработки? Увы, найти свидетельства такой революции мне до сих пор не удалось.

Возьмем, например, очень интересное и характерное сообщение о новом гигантском дата центре, который Эппл построил для поддержки своих облачных сервисов. Сколько специалистов на этом центре работает? Как выяснилось, всего 50.

Если подумать, ничего сверхъестественного здесь нет, абстрактные рассуждения о роботах, вытесняющих людей, лучше оставить досужим журналистам. В конце концов, Эпплу нужно, чтобы пользователи хранили приобретенные ими в эппловском электронном магазине музыкальные и видео файлы не в локальной дисковой памяти, а на т.н. облачных дисках. В отличие от обычной локальной, облачная память реализуется на дата центрах вроде того, который был построен в С.Каролине.

Конечно, поддержка облачных дисков и сервисов - сложная и интересная инженерная задача, но с языками программирования и базами данных их сравнивать не приходится. В концептуальном отношении эти программные комплексы гораздо проще, и, что самое главное, с какой-либо бизнесной логикой они непосредственно не связаны. Отсюда и ничтожное количество специалистов, занятых их обслуживанием.

Последний вопрос - как организовано производство физических эппловских гэджетов. Может быть, специалисты фирмы создали в этой области нечто вроде манхаттэнского проекта 21 века, а мы и не знали? К сожалению, ничего подобного не произошло. Как выяснилось, производством планшетов занимаются малоквалифицированные китайские рабочие, которые получают всего $8 из $499, которые стоит в магазине iPad-2! Что это означает? Сразу оставим рассуждения об эксплуатации и прибавочной стоимости в стороне.

Технически, мы видим, что, в отличие от авиа- и автостроителей, разработчики планшетов не стали строить мощные системы автоматизации производства и проектирования мобильных устройств. В отличие от самолетов и автомобилей, эппловские продукты - вовсе не верхушка высокотехнологического айсберга, какой были сложные технические системы, появившиеся в результате индустриальной революции 18-20 веков. Получается, что в конце концов, по сути это всего лишь красивые игрушки...

Соответственно, за риторикой о креативном революционере Стиве Джобсе мало что стоит, кроме обыкновенной рекламы и накачки капитализационного пузыря фирмы Эппл.
Tags:

  • 1
Ну, я не согласен с тем, что это только красивые игрушки. Про Интернет тоже когда-то так говорили, а теперь без него никто жить не может. Но революционность, конечно же, преувеличена. И по части создания рабочих мест тоже все не супер. Правда, стоит отметить, что разработка операционки и драйверов для нее таки создает рабочие места. Опять-таки, не так много, как для PC (и далеко не всегда в США). Ибо железо Эппл использует далеко не все (а в ай-устройствах , вообще, стандартное).

Ну и опять-таки стоит заметить, что для программирования таких устройств надо получать довольно приличное образование (не обязательно колледж), просто в целом адекватное. Однако, хорошее образование становится все менее и менее доступно 99%-ам. То бишь, создание рабочих мест, если и происходит, то не столько для американцев, сколько для индоруссоктиайцев. Как недавно написал Хомски, мы вполне можем строем шагать в эпоху феодализма. Впрочем, республиканцам-лидерам до этого особенно дела нет. Дедушка старенький и в маразме.

Edited at 2012-05-22 03:07 pm (UTC)

Конечно, это не только игрушки и какие-то раб.места создаются. Но тех.прогресс здесь явно не цель, а одно из второстепенных средств. Нормальное железо и опeрационка создают целую экосистему, а здесь ничего похожего.

В этом смысле Гугл с Майкрософтом намного больше мест создают, это правда. Но операционка-таки у Эппла имеется. Железа действительно особо нет. Но, если бы и было, то завод по производству железа - это 1.5 человека. Если бы ручную китайскую сборку заменили американской. то, опять-таки, это был бы не человек, а робот. То бишь, создать рабочие места на основе "железа" в США тоже вряд ли получится. Эти рабочие места имеют смысл только в Китае.

По поводу игрушек: нет, я думаю, что это новый технологический виток. PC в свое время совершили революцию, но это не за год случилось. Аналогично было с лэптопами. Даже я говорил, что PC можно на тележке таскать, подумаешь проблема. А теперь у меня дома ни одного PC не имеется. Это paradigm shift. Читать с лэптопа очень не удобно, а с планшета - в самый раз.

[Если бы ручную китайскую сборку заменили американской. то, опять-таки, это был бы не человек, а робот]

это было бы замечательно, потому что получился бы замкнутый высокотехнологичный цикл как в аэрокосмосе. Но этого не произошло и непохоже, что кому-то это надо.

В лаптопах я ничего революционного не вижу - какая разница? А вот большой качественный экран - это действительно важно.

То же и с планшетами. Почему уменьшение экрана - это революция? Сила первых персоналок как раз и состояла в том, что огромные мейнфреймы работали со слепыми маленькими зелеными экранами, а маленькие ПСшки быстро обзавелись приличными цветными экранами.

Наконец, до сих пор прогресс происходил у военных и в бизнесе, а не в каких-то соцсетях. Т.е. планшеты и смартфоны - это почти официально игушки, поскольку их бизнесная роль мала и непонятно, каким образом она увеличится.

Edited at 2012-05-22 05:00 pm (UTC)

УЗ Дэу тоже не автоматизируют, потому что узбеки дешевле роботов. Но, даже несмотря на это, высокотехнологический цикл развивается. США остается производящей страной (наравне с Китаем), но количество людей в производящей отрасли сократилось больше чем в два раза. Япония еще больше роботизирована. Так что по поводу "не произошло" - это не правда. Оно происходит прямо сейчас.

Революция не уменьшение экрана, а изменение UseCase. По поводу маленьких зеленых экранов: ага, первые сложные графические системы отнюдь не на писюках делались. Писюки в этом смысле не выползли из колыбели, наверное, даже до конца 90-х.

Писюки позволили людям вычислять здесь и сейчас (в квартире офисе), а не только в больших центрах. А более мобильные устройства позволяют вычислять в поезде, на улице и везде, где нет стационарного компьютера. Возможность читать что угодно и где угодно - это тоже революция, потому что мы начинаем избавляться от громоздких домашних библиотек. Но для этого недостаточно просто компьютеров: книга должна быть всегда под рукой.

[первые сложные графические системы отнюдь не на писюках делались]

На рабстанциях, конечно. Они по размеру как писишки, но гораздо сложнее и дороже. Здесь это не имеет значения :)


Имеет, рабстанции появились до писюков. Поэтому "большой" экрна писюков никак не мог быт революцией. Это было на рабстанциях.

Ну да, настоящая революция произошла когда писюки доросли до рабстанций.

Проблема в том, что пока я не вижу планшетных аналогов рабстанций, до которых планшеты могли бы со временем дорасти.

Проблема в том, что пока я не вижу планшетных аналогов рабстанций, до которых планшеты могли бы со временем дорасти

Это ничего, у нас еще есть 25 лет, в том чтобы увидеть эти аналоги. :-)

Когда увижу, сразу скажу :)
А пока - какая-то тачскринная ерунда.

Т.е. планшеты и смартфоны - это почти официально игушки, поскольку их бизнесная роль мала и непонятно, каким образом она увеличится.

Это, на самом деле, нефиговый performance boost tool. Я думаю когда-нибудь Вам это тоже станет очевидно. Лично мне это уже очевидно, потому что я вижу, как мой смартфон экономит мне время.

[вычислять в поезде, на улице и везде, где нет стационарного компьютера]

Конечно, цифровые камеры и навигаторы - это революция! И это принципиально другие "вычисления", чем те, которые делаются на писишках.

Вот когда действительно появятся принципиально новые мобильные устройства, например, автоматические автомобили, тогда и поговорим.

Я говорю конкретно о планшетах как мы их имеем и как они могут эволюционировать в ближайшем будудщем, а не о принципиально новых устройствах.



Edited at 2012-05-22 05:24 pm (UTC)

Писюк, однако, тоже не был принципиально новым устройством. А только куцей версией уже существующих.

Писюк/рабстанция был принципиально новым по сравнению с мейнфреймом и мини.

Допустим, на iPad поставили процессор 3Ghz и цену сбросили до $300.
И что, где революция?

Edited at 2012-05-22 06:25 pm (UTC)

Так, назовите хоть одно новшество?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account